Новости крипты Умные деньги

Ripple VS Биткоин

Биткоиновая пята

В сети есть множество теорий заговора о Сатоши Накомото и создателя биткоина, однако никакой достоверной информацией сообщество на данный момент не располагает. Исходя из этого, сложно сказать, с какой целью Накамото создал цифровые деньги на основе децентрализованной технологии, но вряд ли он думал тогда: «вот продам в 2017 году и заживу».

Первые новаторы, которые заложили фундамент нынешнего сообщества, также не думали и даже не могли знать, что смогут заработать благодаря спекуляциям на рынке криптовалют. Они восхищались защищенностью информации в публичных распределенных реестрах и возможностью анонимизировать любые транзакции в обход посредников: банков и других финансовых организаций. Идея финансовой независимости каждого человека заставляла энтузиастов вставать по утрам и активно строить новую индустрию на добровольных началах, без эффективных инвестиций в развитие публичной технологии.

Центробанки по всему миру неоднократно убеждали инвесторов, что «биткоин ничем не поддерживается и рост курса объясняется лишь верой людей в этот рост, а на практике происходит лишь за счет притока новых инвестиций».

Основное преимущество биткоина — это возможность оперировать им без центрального банка. Обычные (фиатные) валюты — это записи в центральном банке, а вся информация о криптовалютах хранится в тысяче банков одновременно и ни один из них не имеет возможности что-то сделать по своему желанию: эмитировать новые деньги, реквизировать деньги у контрагента, самовольно переводить или не переводить деньги между счетами. Все происходит по алгоритму, за точностью которого следит одновременно тысяча глаз. Собственно говоря, понимая, что желающих на биткоин может быть много, а число биткоинов жестко ограничено алгоритмом, люди и покупают эту «редкость», рассчитывая на дальнейший рост.

Фиатные валюты, говорили они, дело другое. За ними стоит государство и центральный банк, и эти деньги поддерживаются … чем? Надежным ничем. Золотого стандарта больше не существует, а за фиатными валютами стоит только всемогущий печатный станок, обладающий «волшебным» свойством производить на свет сколько угодно денег для поддержания системы, основанной на долговых обязательствах.

Обстоятельства складываются так, что все фиатные валюты постепенно, но уверенно обесцениваются из-за инфляции. А парадокс состоит в том, что эта инфляция обесценивает бумажные деньги, которые и так не стоят больше, чем бумага, на которой они напечатаны.

Центробанки же постоянно предупреждают, что биткоином финансируют терроризм и режим Северной Кореи. В таком случае регуляторам по всему миру стоит в первую очередь запретить американский доллар, который в ходу и у террористов, и у диктаторов.

Платежная система биткоина действительно не идеальна, но не требует доверия для осуществления денежных транзакций, а средство платежа в ней обладает иммунитетом к инфляции. Отправитель и получатель могут безопасно обмениваться криптовалютами даже в условиях войны, кризисов и т. д. Нет посредников, которые обманут или заморозят платеж. Управление средствами находится только в руках самих пользователей, что и является настоящей свободой, изначальной идеей биткоина.

У истоков Ripple

Ripple представляет собой систему для валовых и межвалютных расчетов в режиме реального времени. Основными клиентами Ripple являются банки, использующие решение на базе программного обеспечения xCurrent для осуществления трансграничных платежей с возможностью отслеживания переводов в реальном времени.

Главной особенность этого флагманского продукта, о которой стоит знать всем держателям XRP, это то, что xCurrent вообще не использует эти токены. Волатильность курса XRP отталкивает банки, поскольку в первую очередь они ориентируются на стабильность, а уже потом на скорость переводов. Все это предоставляет им xCurrent.

«Технология Ripple действительно нужная, она обеспечивает расчеты через цепочки валют и использует в своей сети инновационный консенсус. Однако проблемой является то, что внутренняя валюта XRP не обязательна для осуществления поставленных перед системой целей», — убежден сооснователь Distributed Lab Павел Кравченко.

Токен XRP не является криптовалютой, он поддерживается фиатными деньгами и используется только в продукте xRapid, который помогает банкам обеспечивать ликвидность при торговле на развивающихся рынках.

Речь не идет о финансовой свободе или децентрализованной платежной системе, поскольку в сегодняшних условиях Ripple неспособен обеспечить ни то, ни другое.

XRP не нуждается в майнинге, поскольку компания Ripple Labs изначально создала 100 млрд токенов, из которых на данный момент примерно 60% и контролирует. Если уж и бояться спекуляций на рынке криптовалют, то обратить свой взор в первую очередь стоит на тот актив, 60% которого принадлежит одному субъекту.

Кроме того, 20% уникальных нод в сети Ripple имеют возможность цензурировать транзакции, а большинство таких нод контролируется разработчиками, что говорит о централизации процесса валидации.

«Сочетание протокола консенсуса и текущей фактической топологии сети делает Ripple скорее конкурентом PayPal, чем конкурентом биткоина или даже Ethereum, у которого также есть проблемы с централизацией. У Ripple получилось создать более централизованную «криптовалюту», чем Ethereum. Задача была очень трудная, но у них получилось», — подчеркнул блокчейн-энтузиаст и разработчик Satoshi•fund Андрей Соболь.

Что же все-таки не так?

Декабрьское ралли XRP сделало основателей компании Ripple Labs мультимиллиардерами, а многих криптотрейдеров сказочно богатыми. Люди готовы были покупать токен, создание которого не стоило разработчикам ровным счетом ничего, по $3,8 за штуку с целью продать его еще дороже. При этом валидирующие ноды, находящиеся под контролем разработчиков, могут непосредственно цензурировать активность в сети и блокировать определенные транзакции.

Выходит, перед нами знакомый всем центробанк и та же традиционная система, лишающая людей финансовой свободы уже на протяжении столетий. В первую очередь, Ripple — противник биткоина в идеологическом плане.

«Если блокчейн — это эволюционно новая ступень, то Ripple — это скоростная транспортная сеть. Я считаю, что это попытка прикрутить ракетный ускоритель на старый паровоз. Это скорее оптимизация транспорта, а не эволюция финансовой системы», — убежден CIO Bitfury Алекс Петров.

И люди, которые так долго выступали против централизованных платежных систем и отвергали фиатные валюты как неэффективные, действительно были готовы приобретать XRP по цене почти в $4, а сейчас не могут поверить своему счастью, что удалось «подобрать» его по $0,8-0,9.

Не скрывает своего негативного отношения к Ripple и руководящий партнер инвестиционной группы iguards.net Андрей Великий. Он рассматривает сеть Ripple как «своеобразные антипод» идеи децентрализации и криптовалют. Кроме того, он подчеркивает, что руководство Ripple Labs может в любой момент кардинально изменить курс XRP посредством корректировки эмиссионной политики и процесса депонирования.

«У Ripple дна нет. Он сам по себе — уже дно. Однако, если быть объективным, транзакции у Ripple очень дешевые (особенно по сравнению с тем сумасшествием, которое мы наблюдаем в сети Биткоина), а также быстрые. По сути, функция транспорта – это единственное, что не дает окончательно поставить крест на этой так называемой криптовалюте (если вообще этот термин уместен в данном случае). Недавно слышал меткую аналогию: «Ripple – это электронные деньги с примотанным синей изолентой блокчейном», — добавил Великий.

Несмотря на то, что некоторые критики в рядах сообщества упорно стремятся обратить внимание на ряд очевидных проблем в сети Ripple, XRP уверенно занимает третью позицию в списке CoinMarketCap c капитализацией $52 млрд. Многие инвесторы убеждены в дальнейшем росте курса, поскольку видят в Ripple — «убийцу SWIFT». Таким образом, по их мнению, суточный объем адресуемого рынка Ripple составляет $5 трлн. Однако об изначальных ценностях и эволюции финансовой системы они перестали думать уже очень давно.

Leave a Reply