Анализ Блог

Взлет битка – может ли он повториться? Крипторынок в Венесуэле

Год назад биток отправился в полет, чтобы достичь почти $20K. Коммьюнити до сих пор не получило ответа, что послужило этому причиной. В годовщину славного взлета мы рассматриваем разные версии. Одна из них – приход в крипту развивающихся экономик. Венесуэла – одна из них.

Черный рынок крипты

Наблюдатели отмечают, что толкать Венесуэлу в сторону крипты начал еще президент Уго Чавес, когда решил ввести контроль за движением капиталов. Решение было реализовано уже после его смерти в 2013 г. Тогда венесуэльцам стало все труднее покупать доллары – и они стали покупать биткоины. Решение правильное. Правда, биток тогда имел почти такую же волатильность , сопоставимую по значениям с инфляцией по национальной валюте боливару (Venezuelan bolívar, VEF) -свыше 60%.

Так что первые венесуэльцы-криптоэнтузиасты почти ничего не выгадали. По данным Reuters, таких оказалось несколько сот (“Venezuela already [had] at least several hundred Bitcoin enthusiasts”). Как раз ограничения для капитала подрубили корни экономики. Дело в том, что государственная нефтяная компания PdVSA должна инвестировать не менее $3 млрд ежегодно, чтобы поддерживать производство на разведанных месторождениях. Иначе добыча упадет на 25%. С другой стороны, компания обеспечивает половину бюджета и 80 % экспортной выручки. Вообще экономика Венесуэлы основана на добыче нефти, которая даёт 95 % экспортных доходов и около 30 % ВВП. Собственно, нефтяное проклятие и губит страну. Венесуэла – на первом месте по разведанным запасам, опережая даже Саудовскую Аравию: доказанные запасы нефти в Венесуэле составили 296,5 миллиарда баррелей, или около 18% общемировых запасов; в Саудовской Аравии – 265,4 миллиарда баррелей, 16%.

Официальные данные об уровне инфляции в стране перестали публиковаться с 2015 г. По заявлению МВФ, по итогам этого года инфляция составит миллион (!) процентов. Очевидно, что в таких невероятных экономических условиях население использует любые способы сбережения средств. Вложения в крипту растут космическими масштабами. Основатель сайта bitcoinvenezuela.com Randy Brito еще в 2016 г. заявляет:

– The Bitcoin market in Venezuela is indeed big and growing at a fast rate. The absence of exchanges have seemingly gone unnoticed as most Bitcoin miners within the country trade informally with people they can trust — basically for reasons of privacy, as they seek to conceal their source of wealth from the public. (Рынок биткойна в Венесуэле действительно большой и растет быстрыми темпами. Отсутствие бирж не сказывается, поскольку большинство майнеров внутри страны неформально торгуют с людьми, которым они могут доверять, скрывая свои доходы.)

Тогда же, по данным локальной биржи Surbitcoin (https://surbitcoin.com), рост пользователей биткоин составил 20000%, с 450 в 2014 до 85,000 в 2016. В середине 2017 объем рынка (по обмену боливара на биткоин) составил VEF 9 210 450 540. По реальному курсу (курсу черного рынка) это около $1,15 M. К концу 2017 он вырос от этого значения в 2,5 раза до $2,8 M.

Нефтяной стейблкоин не любят. Но его заставят полюбить!

Очевидно, власти не только озаботились уходом активов в крипту. Но и постарались использовать ситуацию себе на благо. На волне роста крипторынка в феврале 2018 было объявлено о создании государственной криптовалюты El Petro. Раз уж население так полюбило крипту – вот вам крипта! Petro по факту должен был стать стейблкоином – его стоимость приравнена к стоимости барреля нефти на разведанных месторождениях. Идея хорошая, а вот реализация – сумбурная, как и вся политика нынешних властей. Возможно, в этом и состоял замысел – нагнать побольше тумана, в котором легче прятать огрехи экономики.

История El Petro пестрит нелепостями. Сначала было объявлено, что монетка практически создана и ICO завершится 1 мая 2018 г. Ни о платформе, ни о токеномике, ни о команде не было ни слова – ни в Whitepaper, ни в других источниках. Небольшой хайп, конечно, возник, но очень быстро сошел на нет. Госкрипта не спасла национальную валюту и ее пришлось девальвировать на 95%, боливар превратился в суверенный боливар. Но от идеи El Petro власть не отказалась – возможно, потому, что других идей нет. ICO как бы все еще продолжается. А для его стимуляции используется административный ресурс. Объявлено, что суверенный боливар привязывается к El Petro. А часть зарплат будет выплачиваться в этой криптовалюте. Но этого мало. С 1 ноября оплата за получение заграничного паспорта также производится в Petro. Похоже, это последний всхлип венесуэльской государственности. Вынужденная экономическая эмиграция – единственный выход в условиях разрухи. И уезжает наиболее активное население, фактически, страна прощается со своим будущим. Кстати, цена свободы тоже немаленькая: документ обойдется в два El Petro, что эквивалентно 7200 суверенным боливарам ($115) или четырем месячным минимальным зарплатам.

Не мытьем, так катаньем удалось добиться роста капитализации Petro (см. фото). Финальный аккорд в этой вакханалии – решение Мадуро о том, что продавать Petro на бирже можно будет только в том случае, если она куплена до конца 2018 г. Похоже, режим сам отвел себе такой срок. Но есть и оптимистичные словесные интервенции. Глава PDVSA и по совместительству Министр нефти Венесуэлы генерал-майор Мануэль Кеведо (Manuel Quevedo) объявил о том, что в 2019 году Венесуэла сделает El Petro «главной цифровой валютой ОПЕК». Здесь уж и вовсе все смешалось: так что такое Petro – криптовалюта или цифровая валюта?

El Petro – оксюморон

С точки зрения теории криптовалют, EL Petro – это стейблкоин по нефти. Идея не нова – в свое время в отдельных нефтедобывающих странах предлагалось вводить «нефтевалюту». Крипта просто добавила инструментарий. Кстати, по мнению одного из разработчиков Эфира Джоуи Чжоу (Joey Zhou), Petro фактически скопирована с альткоина DashВ пользу этого говорят такие параметры, как мгновенная отправка платежей (не более пяти секунд), узловая инфраструктура, алгоритм майнинга и т.д. Пока нет данных о листинге. Но Мадуро заявил, что El Petro торгуется на шести криптобиржах, указав, что теперь можно конвертировать боливары и законную виртуальную валюту в биткоин (BTC), эфириум (ЕТН), дэш (DASH), рипл (XRP) или американские доллары. К этому перечню позже добавились и российские рубли. Государство будет контролировать деятельность платформ, чтобы гарантировать безопасность пользователей и соблюдение требований лицензирования.

И наконец, несколько ложек дегтя, которые могут испортить эту бочку меда. С учетом того, что при эмиссии 100 млн. токенов на их обеспечение выделено только 5.342 млн. баррелей – прогноз роста выглядит сомнительным. И главное – Petro сегодня имеет характер оксюморона. Мадуро заявляет, что курс Petro будет определяться свободно на биржах – с одной стороны. А с другой – его стоимости привязана к стоимости барреля нефти. При этом курс барреля определяется также рынком, но другим, совершенно не связанным с крипторынком. Это противоречие может просто разорвать венесуэльскую криптовалюту.

Подводя итоги

Не так все плохо с Petro – как торопятся объявить недруги Венесуэлы. Используя административный ресурс, удалось добиться какого-то движения по токену. Возможно, к концу года завершится затянувшееся ICO. Если эти средства удастся направить на модернизацию нефтяной отрасли, то токен получит реальную поддержку и обвалится только вместе с обвалом нефтяных котировок. Этого исключать нельзя – но и прогнозировать не приходится пока. Вряд ли Венесуэле удастся навязать Petro станам ОПЕК. Но идея может быть успешно подхвачена какой-нибудь другой страной. Тогда вообще может измениться мировой финансовый ландшафт.

Что касается рынка Венесуэлы – трудно предполагать, что все население вольется в крипту и поднимет крипторынок. Даже тот лавинообразный рост пользователей криптовалют, который наблюдается в последние годы, грозит остановиться – поскольку экономически активное население в массе своей покинет страну. Однако и списывать со счетов венесуэльцев как участников крипторынка – нельзя. Они сами нащупали путь к биткоину. Большой популярностью в стране пользуются и альты, в частности – Dash. Ну и, кроме того, власти сами толкают народ в крипту: венесуэльцы могут оказаться первыми в мире, кто будет получать зарплату в криптовалюте. Ее придется куда-то девать. Власти пока сами не знают – куда, но надеются, возможно, на инициативу и находчивость людей.

Не известно, какое будущее ожидает Petro. Но точно можно быть спокойным за крипту – если уж идеи нефтяной крипты носятся в воздухе.

Leave a Reply