Анализ Блог

Повторится ли взлет битка за счет развивающихся рынков? Зимбабве

Если с Ираном и Венесуэлой и их интересом к крипторынку все более ли менее понятно, то с южноафриканской Зимбабве непонятно ничего. Мы уже писали, насколько серьезный подход практикует Иран, экономика которого жестоко страдает от санкций. И сделали обзор Венесуэльского рынка с его нефтяным стейблкоином El Petro. Но вот почему в новостях крипты все чаще мелькает Зимбабве?

Как дошли до жизни такой

Бывшая Южная Родезия, Зимбабве – страна на юге африканского континента, которую Бог не обделил природными богатствами. Да какими! Им обвал котировок не грозит: основными статьями экспорта страны являются золото, платина и алмазы. Казалось бы, живите счастливо! Но все не так кучеряво. 37 лет, с самого момента получения независимости страной, у власти находился Роберт Мугабе. Год назад его принудили к отставке в результате военного переворота. Порадовавшись уходу 93-летнего диктатора, подвели итоги его правления. Оказалось, старец натворил немало. Из страны массово выезжало белое население, осталось менее 100 тыс. – менее 1%. В 2002 г страну исключили из Британского содружества наций по причине нарушения прав человека и фальсификации выборов. Тогда же введены санкции со стороны США и ЕС. Разумеется, национальная валюта, доллар Зимбабве, сразу же обвалилась – уровень инфляции по ней к 2009 г. составил 231 миллионов (!) процентов. В 2009 г. власти приняли мудрое решение – вообще от нее отказаться. В стране используется доллар США и южноафриканский ранд. Существенная проблема экономики – колоссальная безработица. Работой обеспечены всего 6% населения.

В 2006 г в Зимбабве было открыто крупнейшее в мире месторождение алмазов – Marange diamond fields. Объем производства алмазов здесь около 17 миллионов каратов, что составляет около 13% мирового объема поставок. Одно это месторождение могла бы выправить экономическую ситуацию в стране, но все портит коррупция. Вся прибыль оседает в карманах военных и политиков – как утверждают наблюдатели. С другой стороны, ущерб только от европейских санкций составил $42 млрд – с иском на эту сумму власти обращались в Европейский суд.

Место для крипты

С уходом престарелого диктатора появились идеи спасения экономики нетрадиционными методами. Как и в случае с Венесуэлой и Ираном, крипта может стать инструментом ухода из-под санкций и заменой иностранной валюты – которой просто не хватает для развития экономики. Ситуацию подтолкнул введенный еще при Мугабе контроль за движением капиталов. Центробанк (Резервный банк, The Reserve Bank of Zimbabwe,RBZ) ограничил выдачу долларов США до $1K. Выходом для зимбабвийцев стал биткоин, конечно же. А его курс соответственно взлетел. В ноябре 2017 года цена биткоина на местной бирже Golix  вдвое превышала мировую. За что так полюбили криптовалюту в Зимбабве? Да за то же, за что ее любят везде – за отсутствие запретов и регулирования. Тогда же зимбабвийская биржа заявила, что объем торгов на ней увеличился в 4 раза. А по итогам 2017 г. Golix сообщила, что месячный объем превысил $1 M, в то время как в предыдущем году за весь год объем не дотягивал и до $100 K. Биржа провела собственный ICO, который закончился 25 июля 2018 г. с капой $32 M. К участию, по непроверенным данным, привлечены инвесторы из соседних африканских стран, токен GLX стандарта ERC20. ICO Golix объявлено крупнейшим Панафриканским. Причем в команде – локальные кадры с образованием в местных ВУЗах. Хотя можно было бы ожидать и британских выпускников, ведь до 2002 г. гражданам Зимбабве не требовалась виза для въезда в Великобританию. Еще до окончания ICO Golix сообщала о том, что переводит штаб-квартиру в другую страну из-за запретов Центробанка Зимбабве. Но позже подтверждения этих намерений не было.

Вместо резюме

Мы рассмотрели криптовалютные рынки в трех разных странах на трех континентах. Пора сделать выводы.

Криптовалюта становится остро востребованной в тех случаях, когда фиатные валюты перестают обслуживать экономику. Если экономика вообще существует. Во всех трех странах – Иране, Венесуэле и Зимбабве – экономика есть просто потому, что эти страны богаты природными ресурсами, которые худо-бедно разрабатываются. Две первые – нефтью, африканская страна – золотом, платиной и алмазами. Это высоколиквидные ресурсы. Странам есть что продавать, а, значит, по крайней мере некоторая часть населения заинтересована в пригодной для использования валюте. Во всех трех странах национальные валюты обвалились под давлением извне – из-за введенных международных санкций. Лихорадочные вложения в крипту – а конкретнее, в надежный и проверенный десятилетием биткоин – неизменно вызывают взрывной рост курса на локальных биржах. Соответственно, отважные спекулянты вполне могут на этом сыграть – получив выигрыш до 2х. Попытки местных властей управлять крипторыном как правило заканчиваются ничем. Поэтому, например, нет определенности с венесуэльским El Petro.

Наиболее прогнозируемая ситуация – в Иране. Эта страна много лет развивается в условиях санкций, обладает ресурсами не только природными, но и технологическими. В состоянии развивать и поддерживать крипторынок. И встречает в этом понимание со стороны других стран – например, России. Именно поэтому курс битка здесь не так уж отличается о мирового.

Венесуэла проводит сумбурную политику в своих попытках внедрить криптовалюту в экономику. Но здесь в крипторынок вовлекаются широкие народные массы – благодаря очень смелому решению платить зарплату в крипте. Это интересный эксперимент, который заслуживает внимания. А пока что курс битка здесь должен держаться повыше мирового, поскольку уже создано коммьюнити и есть неприятие государственной криптовалюты El Petro.

Самая привлекательная для игры на бирже – Зимбабве. Здесь определенно есть богатства – значит, востребована и валюта. Биткоин выглядит очень хорошей заменой доллара в условиях ограничения его хождения и отсутствия национальной валюты. Поэтому курс биткоина может держаться намного выше мирового. Но и прогореть здесь можно так же легко, как и обогатиться. На примере этой экзотической южноафриканской страны очень хорошо видно, что криптовалюта может оказаться спасением в самых разных случаях финансового кризиса. И особенно – когда государственные органы поражены вирусом коррупции. Поэтому особую привлекательность криптовалютам придает их децентрализация и прозрачность. А для инвесторов в этих условиях открываются большие возможности.

Leave a Reply