Advertisements
Анализ Молния

Загадка Ripple

Никто этого явно не озвучивал, но весь 2018 г. прошел в соперничестве ведущих криптовалют. В первую очередь –биткоина и Эфира. Нельзя сказать, что это было открытое сражение. Но и сидеть в засадах обоим лидерам было нельзя. И они так увлеклись конкурентной борьбой друг с другом, что не заметили опасности с другой стороны: что теперь лидеров не двое, а трое.

Выбор из трех

Казалось бы, зачем соперничать – рынок просторен, всем хватит земли. Но в том и дело, что на рубеже своего 10-летия крипторынок перестал быть пустыней и полигоном для озорства. Появились большие деньги и большие люди – профессионалы. А этим требуются определенные гарантии. Биткоин, конечно, давно готовился. Все три его форка – Cash (BCH), Gold (BTG) и Private (BTCP) – это попытки понравиться богатым инвесторам и привлечь их к себе. Он и нравится. По мнению профи, “Bitcoin is the most expensive due to its popularity and first mover advantage.” Как любят говорить на туманном Альбионе: Кто первым встал – того тапочки! (“first come, first served”)Платформа Эфириум пошла по пути массированного запуска ICO. Не столько пошла, сколько они сами на нее пришли. Платформа была представлена в августе 2014 г. А в 2017 г. на ней были реализованы ICO на сумму в $5,6 B. Данных по 2018 г. пока нет – но уж точно не меньше, а по оценкам экспертов – в 3-4 раза больше. При таких масштабах Эфир должен бы купаться в деньгах. Он и купается. В середине января доминанс биткоина откатилась на минимальные значения, почти к 30%. А Эфир занял свыше 18% рынка. «Альты рулят!» – шумело коммьюнити, имея в виду прежде всего Эфир. И как-то почти никто не обратил внимание, что лидеров рынка уже не двое – а трое. Ripple (XRP) утвердился тогда на более чем 10% рынка.

Тихой сапой…

Ripple вообще обошелся безо всякого хайпа, статей, анализа, рекламы. Просто в 2013 г. компания Opencoin додумалась добавить в разработанную платежную систему биткоин-мост. В результате пользователи Ripple получили возможность отправлять платёж в любой валюте на биткоин-адрес. Сама по себе платформа привлекала открытым кодом, что вызывает доверие, в том числе и сос стороны регулирующих органов. А с точки зрения юзеров – Ripple поражает быстродействием за счет консенсусного реестра (Consensus ledger) и привлекает низкими комиссиями. При этом Ripple изначально нацеливался не столько на крипторынок, сколько на сферу межбанковских переводов. И это понятно. Здесь безраздельно правит Society for Worldwide Interbank Financial Telecommunications (SWIFT), который появился не то что в до-интернетовскую эру. А даже за 10 лет до появления Apple Lisa – в 1973 г. И этот древний бельгийский кооператив все еще устраивает замшелое банковское сообщество! Между прочим, оборот международных банковских переводов составляет около $150 триллионов в год. Есть за что побороться. И есть с чем. Ripple предлагает ускорить транзакции до секунд, в то время как сейчас они проходят за несколько дней. А комиссии готов снизить на 60%. RippleNet способна поддерживать 1500 TPS – по заявлению самой компании. В общем, не удивительно, что на эти способности еще в 2014 г. обратило внимание банковское сообщество. И с тех пор интерес только нарастает и переходит в практическую плоскость. Ripple полностью сосредоточился на корпоративном сегменте, включая банки, платежные системы, биржи цифровых активов.

Второй!

Так стоит ли удивляться, что сегодня Ripple впервые вышел на второе место по капитализации, обойдя ETH? Его доля превышает 11% (у ETH – меньше 9%). У него есть рынок, на котором мало какой из криптопроектов составит им конкуренцию. Есть отличная сеть. Кстати, недавно саудиты интегрировали RippleNet в Национальный коммерческий банк – возможно, на случай отключения их от SWIFT. Излишне говорить, какой интерес представляет альтернатива SWIFT для других стран в нынешней горячей международной атмосфере. Поэтому нынешние показатели рыночной капитализации и цены XRP, вероятно, далеко не предел.

Так что взлет Ripple – вовсе не чудо. Мы же вам говорили 🙂

Advertisements

Leave a Reply