Анализ Новости крипты

Иранский золотой PayMon (PMN) и Petro – одна судьба?

Фактически к 40-летию Иранской революции в Иране запущена государственная криптовалюта, обеспеченная золотом, PayMon (PMN). Повторится ли история венесуэльского El Petro? Уготована ли Али Хаменеи судьба Николаса Мадуро? Когда ждать в Тегеране выступлений местного Гуайдо? И как это связано с криптой?

Правительства, аккуратнее с криптой!

Коммьюнити должно бы радоваться, что в индустрии происходят такие значительные события. Государственный стейблкоин, да еще золотой! Но сомнения внушает печальная череда событий в Венесуэле, где также был запущен стейблкоин Petro (PTR), обеспеченный черным золотом, которым Венесуэла богата. El Petro продвигался при горячей поддержке президента Мадуро и с использованием административного рычага. По «случайному совпадению», массовые выступления возмущенного венесуэльского народа случились именно накануне свободного хождения монетки, после решения выдавать зарплату госслужащим в крипте. Еще одно “случайное совпадение” – обвал криптовалюты NEM, на блокчейне которой и был запущен Petro. Обвал совпал с началом народных волнений, «китайский блокчейн» подешевел почти вдвое.

При цене токена в $60 (стоимость бочки нефти) было выпущено 100 M PTR, из них для продажи 82,4 M. Цель – $2,088 млрд. По данным правительства Мадуро, план был, конечно, перевыполнен, собрали $3,3 млрд. Не было никакого независимого аудита, но в информационное пространство просочилась цифра $735 M как реальная сумма собранных средств. Но и в эту сумму скептики не верят. Венесуэльский эмигрант-программист Alejandro Machado в разгромном твите заявил, что такие средства с Petro NEM-кошелька не перемещались. Да и вообще, по словам диссидента, цена PTR в $60 взята с потолка. Тяжелая венесуэльская нефть столько не стоит, не то, что в земле – даже на танкере.

Мадуро пробовал подстраховаться и еще больше добавил неразберихи, когда объявил о дополнительном запуске «золотого» Petro, обеспеченного золотом. Вроде бы это решение пришло в его голову после успеха нефтяной криптовалюты. Но подробностей не последовало. Даже неясно, шла речь о золотом запасе страны или о разведанных месторождениях золота.

Что в сухом остатке? Впервые в истории криптовалют стейблкоин приобретает статус скама.

Иранский путь

В отличие от молодой Венесуэлы с ее квази-социалистическими экспериментами, Иран – одна из древнейших стран мира с традициями в несколько тысяч лет. Вся его многотысячелетняя история – это история возвышений и падений, и вечного неповиновения перед лицом внешних сил. Эта богатейшая земля на пересечении цивилизаций. Где-то рядом располагался Эдем, райский сад. Древний Иран постоянно воевал – с Элладой, Римом, Израилем. Конфронтация с Израилем продолжается и сейчас. Отсюда и враждебное отношение США к Ирану. Как раз тяжелые удушающие международные санкции, принятые по инициативе США против Ирана, и подтолкнули его искать выход в крипте. В частности, повторное отключение от международной системы расчетов SWIFT. Такое уже было в истории Исламской Республики. Остались неприятные воспоминания, очевидно.

На истории отличия Ирана от Венесуэлы не заканчиваются. Это – мощная инновационная экономика. И это тем более удивительно, что она развивается вопреки внешнему давлению. Рост ВВП держится на уровне 5-7%. У Ирана есть собственная ядерная, ракетная и даже космическая программа. Именно из-за ядерной программы на него и ополчился Израиль, несмотря на уверения Тегерана, что его программа – это «мирный атом». Где мирный – там и немирный – резонно замечает Тель-Авив. На этом же столкнулись интересы России и международного сообщества: Россия строит в Бушере вторую очередь АЭС. Некоторые время ходили слухи, что Иран и Россия рассматривают возможность расчетов в криптовалюте. Но, очевидно, нашелся более традиционный способ.

А вот ЕС, который также несет экономические потери от санкций против Ирана, похоже, без крипты не обойдется. Франция и Германия набрались смелости, пошли наперекор Вашингтону и заявили, что разрабатывают систему расчетов с Ираном в обход санкций. Систему назвали «внедорожником» (special purpose vehicle, SPV), формальное название – INSTEX, финансируют ее французы и англичане, а менеджмент – немецкий. Других подробностей нет, разве что только расположение офиса- во Франции. Вроде бы построена система на основе бартера. Но где бартер – а где 21 век! Скорее, это просто отговорка «на публику». Тем более, что практически в те дни, когда был объявлен INSTEX, появилось сообщение и о запуске иранской криптовалюты. Опять совпадение? Что-то уже перебор по совпадениям!

Крипта высокой пробы

Иранский золотой стейблкоин назван PayMon (PMN) также в исторических традициях. Слово переводится как «завет», его выбрали даже несмотря на то, что на крипторынке уже существует монетка с именем Paymon (PMNT), эстонская, запущенная в 2017 г. В сообщении о запуске PMN фигурируют 4 иранских банка – Bank Mellat, Bank Melli Iran, Bank Pasargad, и Parsian Bank; внебиржевая площадка Fara Bourse и пара названий компаний неопределенного назначения – Ghoghnoos и Kuknos Company. При этом оти мени обеих выступает один экзекьютив – Valiollah Fatemi. Ghoghnoos зарегистрирована в UK, сайт Kuknos – только на фарси.

Разработкой платформы для PayMon по заказу Иранского Центробанка занималась компания Informatics Services Corporation (ISC) со штаб-квартирой в Тегеране.

Как видим, это вам не Венесуэла. Все серьезно. Как на счет золотого обеспечения? В Иране ведется собственная добыча золота, примерно по 6 тонн в год. И этот сектор растет, в планах – добывать 25 тонн в год. Так что не случайно крипту решили подпереть благородным металлом.

Как на счёт крипты? Известно, что в апреле прошло года Центробанк забанил операции с криптой. Но сейчас, конечно, этот бан аннулирован. Правда, нельзя проводить расчеты в глобальных криптовалютах внутри страны. Но разрешено майнить, проводить ICO и… – рассчитываться за рубежом! В сущности, и во время действия запрета эти операции проводились. По словам Soheil Nikzad, члена правления Блокчейн Ассоциации, в Иране ежедневно проводится биткоин транзакций на сумму не менее 10 М.

общем, перспективы у Иранской золотой государственной крипты PayMon (PMN) неплохие. Особенно, если загадочный европейский INSTEX – также часть этого проекта. Но что ответит Вашингтон? Не исключено, что внезапно выйдут на улицы иранские народные массы, возмущенные падением уровня жизни. Ведомые молодым, никому не известным политиком, не признающим действующую власть. Правда, высшая власть в Иране не у президента, а у Высшего руководителя (Supreme Leader) Али Хаменеи. Придется что-то додумать.

Advertisements

Leave a Reply