Молния Новости крипты

Нефтяной коин, золотой, никелевый и палладиевый: Российский Норникель запускает стейблкоин

Уникальная способность криптовалют реализовать глобальные платежи уже используется несколькими экономиками, в основном – депрессивными или находящимися под санкциями. Похоже, Россия намерена пойти по этому пути – за счет никеля и палладия. Хотя попытки коллег по несчастью не очень вдохновляют. Венесуэла в феврале 2018 г. запустила El Petro – стейблкоин, обеспеченный стоимостью барреля тяжелой венесуэльской нефти из разведанных запасов. К сожалению, невнятный политический режим Мадуро даже это преимущество не сумел использовать во благо. Да и с технической стороны El Petro давал сбои, поскольку построен на платформе китайского блокчейна NEM.

Иран, попав под санкции Трампа, подошел к вопросу более основательно, разработал собственный золотой стейблкоин PayMon и запустил его ровно через год – в феврале 2019 г. Для его работы используется собственный блокчейн иранской компании Kuknos Company и подключены 4 иранских банка: Bank Mellat, Bank Melli Iran, Bank Pasargad, и Parsian Bank. Однако, судя по всему, Ирану пока не пришлось использовать этот канал платежей для обхода санкций, поскольку Франция, Германия и Великобритания предложили собственную централизованную схему под названием INSTEX. Иран поверил – и был в очередной раз наказан за легковерие. Через INSTEX прошли только мизерные платежи. Так что, возможно, PayMon вскоре заработает. Хотя инвесторам вряд ли удастся на нем нажиться. В Иране криптовалютные кошельки разрешено использовать только для хранения и передачи криптовалюты, а интеграция любых видов услуг в кошельки запрещена. Самим иранцам разрешено владеть криптовалютами, но не более чем в эквиваленте 10 K евро.

Наконец, Россия, после серии противоречивых законов, которые то разрешали крипту, то полностью ее запрещали, готова тоже признать стейблкоины. Уже раньше, по факту выхода WhitePaper Libra российские функционеры намекали, что не имеют ничего против стабильной криптовалюты. Но вчера Российский парламент (Госдума) принял Закон «О привлечении инвестиций с использованием инвестиционных платформ» (Закон о краудфандинге).  Российский закон позволяет привязать крипту к любым активам, кроме недвижимости. Правда, для того, чтобы запустить стейблы, русским придется еще дождаться Закона «О цифровых финансовых активах» (ЦФА), который регулирует порядок их выпуска. Ну, русским не привыкать ждать. Во всяком случае, крупные компании поспешили заявить, что пойдут по этому пути. Еще бы! Это хорошая возможность привлечь инвестиции. Очевидно, что инвесторы смогут перепродавать токены друг другу, а у компании не будет необходимости выкупать их за рубли.

Первым выступил Норникель – российская голубая фишка, которая котируется на Лондонской бирже (MNOD).

Норникель – детище российской системы концлагерей «Гулаг». Строительство горно-металлургического комплекса в г. Норильске велось силами заключённых «Норильлага» (Норильского исправительно-трудового лагеря) с 1935 г. Первую продукцию заводы комплекса выдали в 1939 г. Платиноиды (в т.ч. палладий) производятся с 1944 г. Российский олигарх Владимир Потанин, который владеет 30% акций Норникеля, еще осенью 2018 г. объявил о намерении токенизировать палладий – один из самых привлекательных драгоценных металлов с точки зрения инвестиций. Норникель держит первое место в мире по объему производства палладия с 40% рынка. С помощью токенов Норникель готов продавать палладия на сумму до $1 млрд. В сущности, это верхний предел, который ограничивает российский Закон о краудфандинге (если он еще войдет в силу). Кроме того, для защиты частных лиц Закон ограничивает участие физлиц в крипто инвестировании суммой в 600 тыс. руб. в год (около $9,5 K).

Но главная беда с русским законом в том, что токены (стейблкоины) можно купить только за рубли и никак не за другие криптовалюты. Комиссии при переводе крипты в рубли и обратно могут полностью погасить весь интерес инвесторов. В сущности, и самим компаниям, выпускающим стейблкоины, в этой редакции Закона запрещено размещать токены за пределами лицензированных российских площадок. В общем, китайский путь: госкорпорациям – почти все, инвесторам – почти ничего. Но – Лиха беда начало! (русская поговорка).

Advertisements

Leave a Reply